PR-раскрутка кандидата в депутаты

Более двадцати лет назад в СССР прошли первые настоящие выборы депутатов Верхового совета. Настоящие — потому что впервые со времен установления советской власти на один депутатский мандат претендовало несколько человек.

Белый PR

Выборы одного депутата Верховной Рады Украины, по мнению PR-технологов, требуют около миллиона долларов. «Списочные» депутаты — те, что проходят по спискам партий, обходятся в $1,5 млн каждый. «Удорожание» вызвано необходимостью проведения кампании во всех регионах, что требует привлечения большого количества людских ресурсов.

Распределение денег — тайна избирательного штаба. Этим занимается лично глава штаба, и даже имя его, как правило, не афишируется. Но в официальных беседах PR-технологи утверждают, что пресловутый миллион долларов распределяется так: 15% идет на социологическую поддержку (сюда входит «изготовление» образа депутата — от одежды до разработки символики), 60% — на рекламу в СМИ и на заборах, 20% — на гонорары «создателям» депутата, оставшиеся 5% держатся в качестве резерва — для ликвидации последствий непредвиденных шагов противника. Впрочем, у каждого «пиарщика» свой подход к финансам. Только треть суммы уходит на прямую рекламу — производство и размещение в телеэфире рекламных роликов кандидата, печать и размещение наглядной агитации и проч. А 2/3 идет на работу избирательного штаба и PR-раскрутку кандидата.

Что такое «работа штаба и PR-раскрутка»? Кандидату в депутаты (губернаторы, президенты и т. п.) нужно содержать помощников, зарплаты которых вполне соответствуют мировым стандартам. Услуги пресс-секретаря оцениваются от $2000 в месяц, спичрайтера-совместителя — в $1000-1500, менеджера по связям с общественностью — в $2000-6000. Заместителю руководителя избирательного штаба или советнику платят $60-250 тыс. в год. Сколько получает глава штаба, можно лишь догадываться (может, «коробку из-под ксерокса»?).

Но эти люди не зря едят свой хлеб. Если нанять толковых работников, самому кандидату ничего не придется делать, кроме как улыбаться в камеры и целовать младенцев. Яркий пример — распространение через информагентства высказываний клиента по тем или иным вопросам политической жизни (так называемые sound bites). Люди узнают, что «кандидат в депутаты от города N негативно оценивает акцию НАТО в Ливии». Сам кандидат при этом может даже не знать о начавшихся бомбежках — поток мнений генерирует и распространяет аналитическая группа.

Официальная «PR-раскрутка» тоже обходится недешево. К примеру, испытанным способом привлечения голосов является организация концертов популярных эстрадных певцов, как украинских, так и зарубежных. Подарки детским домам и школам обходятся недорого, зато местная пресса пишет о них охотно. Особняком стоят подарки регионам.

Черный PR

Впрочем, в последнее время предвыборные деньги все чаще идут на так называемый «черный PR» — комплекс неофициальных мероприятий, порой весьма сомнительного характера. Оно и понятно: завоевывать сердце избирателя сложно и дорого, проще обмануть его. Этот принцип нравится и «пиарщикам». Многие депутаты сами признаются, что в ходе прошлых выборов в Верховную Раду так или иначе использовали «черные» технологии.

Четкого разделения избирательных технологий на «черные» и «белые» не существует. Сейчас Центризбирком практически не в состоянии бороться с ухищрениями PR-технологов. Поэтому люди, умеющие придумать неформальные методы общения с избирателями, будут пользоваться на предстоящих выборах наибольшим спросом.

Как, например, Алексей Кошмаров в России. Именно он придумал ход с депутатами-двойниками во время выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга. В избирательном округе «вероятного противника» регистрируется его однофамилец, желательно еще и с теми же инициалами. В избирательном бюллетене фамилии таких двойников стоят рядом с фамилиями кандидатов-жертв. Многие избиратели, не разобравшись, ставят галочку не в ту графу. В результате двойник оттягивает часть голосов у своей «жертвы».

Помимо использования двойников большой популярностью пользовалась перекупка групп поддержки — как целиком, так и индивидуально. В целях шпионажа или саботажа: перевербованные штабисты срывали предвыборные мероприятия своего кандидата или уходили от него. Использовались и агитаторы-провокаторы. Их задача — так вести «работу» от лица кандидата, чтобы у избирателей пропало всякое желание за него голосовать. К примеру, наклеивать рекламные листовки на автомобили таким клеем, который отдирается только со слоем краски: владельцы пострадавших машин на выборах готовы были голосовать за кого угодно, только не за «лицо с листовки». Аналогичный эффект имели «агитационные» звонки по телефону среди ночи.

Ну и, конечно, компромат. Он был и остается любимым оружием политтехнологов. Ведь правильно и вовремя поданный, компромат может вывести из борьбы любого противника. Гонорары организаторов «наезда» могут быть самыми разными — от сотни гривен за распространение листовок со страшными историями из жизни политического противника до сотен тысяч долларов за показ по TV в неприглядном свете «человека, похожего на X».

Вечный PR

Словом, возможности «черных» технологий весьма широки. Поэтому на них тратится, как правило, больше денег, чем на «белые» выборы. Впрочем, «подрывные» технологии не всесильны. По мнению PR-технологов, только 5% людей на Земле могут врать так, что слушатели принимают сказанное за правду. Иные делают это неубедительно, и избиратели видят, что их обманывают.

Ошибки допускают и сами «черные пиарщики». Вот какой случай произошел, например, на выборах в Законодательное собрание Бурятии (Россия). Политконсультант собрал журналистов серьезных изданий и заявил им, что противник его кандидата пригласил 60 человек из ЦРУ и прячет их на тайной базе. В нужный момент вражеские агенты выйдут из подполья и обеспечат ему победу на выборах. Разумеется, большинство изданий написали, что кандидат страдает параноидальным бредом.

Другой пример. Во время одной из избирательных кампаний столичное агентство подготовило для своего кандидата несколько вариантов агитационной листовки. Один из отклоненных штабом черновиков попал в руки противника. На похищенный текст был мгновенно изготовлен гневный ответ и раскидан в почтовые ящики избирателей. Но владение «компроматом» не пошло на пользу похитителям, потому что ничего, кроме недоумения, отповедь на несуществующее обращение вызвать не могла. А «проколовшемуся» штабу пришлось прикладывать неимоверные усилия и тратить немалые средства для ликвидации своей оплошности.

Не исключено также, что количество компаний, занимающихся политическим консалтингом, заметно уменьшится. По словам председателя ЦИКа, не за горами введение лицензирования этих услуг. ЦИК полагает, что так проще будет контролировать избирательные кампании — под угрозой отзыва лицензии и потери места на прибыльном рынке специалисты по полит-PR ограничат применение «черных» технологий.

Проблема в другом: изобретательные PR-технологи вместо приемов, попавших под запрет, тут же придумают новые. Так что уже через полгода мы будем жить в очень веселой стране — «черные пиарщики» вовсю развернут борьбу за места в Верховной Раде для своих клиентов.

Оставьте коммент.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *