Часть первая. Хватит это терпеть

Самой выдающейся, а возможно даже и единственной чертой своей персоны Киря считал свое имя. По понятным причинам оно вовсе не было его заслугой и являлось даром любящих родителей. Восходило оно к тому самому Кириллу, который из «Кирилл и Мефодий», человеку, придумавшему славянскую письменность и в честь которого наш шрифт именуют кириллицей.

Он прожил самое обычное детство, записывался во множество кружков, но ни в одном не задерживался более месяца, имел каких-то друзей, о которых позабыл совсем скоро после окончания школы и поступил на самый  серый и невзрачный гуманитарый факультет рядового столичного вуза.

Когда он пошел учиться на историка философии он не имел ни малейшего понятия, чем же зарабатывают в наш век себе на жизнь историки философии. Один из однокурсников помог ему устроится линейным менеджером-практикантом в начинающее пиар-агентство. Зарплата у него была минимальная, но с учетом финансовой поддержки родителей и что жил он в съемной комнате у добродушной бабульки, денег ему хватало.

В первый же день непосредственный его начальник подшутил над его зарплатой «Что полезного должен делать в компании специалист с зарплатой в 100 долларов? — Ничего, и даже немножечко вредить». В тот момент Киря не придал значения шутке, но вечером она пробрала его до мозга костей, ему было неприятно ощущать свое крайне унизительное положение в конторе, особенно с учетом того, что магистерский диплом он получил с отличием. Даже у курьера зарплата была почти в два раза выше, чем у него.

Отогнать плохие мысли ему помогла только книга, которую он купил в лавке «Все за 15 грн», небольшой сборник историй из жизни вайшнавского святого Шри-Как-то-там Бхагавана. 

Читая эту книгу, Киря понял несколько простых, но очень важных вещей. По-первых, даже если тебя осенило несколько толковых мыслей, и даже если такое происходит с тобой довольно часто, нет никакого смысла гордится своей гениальностью или особой просвещенностью. Твоя гениальность и просвещенность это во многом продукт среды и ты являешься скорее пассивным участником этого процесса. Есть мясорубка, есть повар и есть фарш. В этом процессе ты — мясорубка. Мясорубке нет смысла гордится тем, какой классный фарш из нее вылез. Так же человеку нет смысла гордится если он смог сотворить нечто гениальное.

Во-вторых, что в этом мире позволено все на чем тебя нельзя поймать. Большинство совершаемых преступлений на самом деле не только остаются нераскрытыми, но даже и не обнаруженными. Не исключено, что негативные последствия для общества от выхода какого-нибудь посредственного киньчика ничем не меньше от деятельности Чикатило, Джека Потрошителя или Мавроди. Но ни режиссера ни продюсера этого фильма никто не станет жарить на электрическом стуле или гноить в тюрьме. 

Наверное, книги, а еще фильмы, были единмтвенным что придавало жизни Кири хоть какой-то смысл сразу после заврешения учебы в универе. В универе со смыслом все было на много проще — ты ходил на пары, получал какие-то знания, которые считались важынми и полезными, готовился к экзаменам. Была какая-то размеренность, учебный план и все такое. В каждый день учебы ты примерно знал, чего тебе ждать завтра, после завтра. Ты ждал следующей сессии, защиты диплома. Теперь же все это было позади.

Каждая пятница была до слез похожа на предыдущую пятницу, а каждый понедельник — на предыщущий понедельник. Нельзя сказать, что Киря ненавидел понедельники как тот кот Гарфилд, или что обожал и с большим нетерпением ждал пятниц, как про то часто на своих страничках в соцсетях расскаывали о себе его коллеги.

Мир книг и киносериалов был для него на много более реальным, чем его собственная жизнь и его собственная работа. На работе почти ничего от него не зависело, над ним был начальник — акаунт-менеджер, который ежедневно давл ему очень подробные инструкции на счет того, чем нужно заполнить очередной свой рабочий день. С сериалами и книгами все было чуток проще хотя бы в том смысле, что он сам мог выбирать какую книгу читать, и какой сериал смотреть в конкретный момент.

Была парочка сериалов котоыре он очень любил раз за разом пересматривать — Вавилон 5, три сезона оригинального Стар Трека и Футурама, но только те серии, которые снимались до первого закрытия шоу. Он любил ставить какое-то из этих шоу на ноут-буке, на среднюю громкость, и читать одну из своих любимых книг Роберта Сальваторе, а их у него было почти два десятка. Иногда на планерках в тайне от начальства Киря незаметно втыкал наушник и смотрел «Губку Боба». То что обсуждалось на планерках мало его касалось, так как все распоряжения он получал от своего прямого руководителя, между тем, директор агентства требовал, чтобы на планерках обязательтно присутствоали совершенно все сотрудники, даже курьер и уборщица Валя. Директор считал присутствие на планерке всех сотрудников компании важным элементом корпоративной культуры.

Походы на работу долгие месяцы вызывали у Кири преимущественно уныние и тошноту, он воспринимал это как своеобразное тягло молодого специалиста, неприятный этап, который нужно пройти со смирением, как другие проходят военную службу или тюрьму, чтобы потом зажить полноценной жизною не практиканта, а полноценного, ценного сотрудника фирмы. Все изменилось, когад у них в офисе появился новый сотрудник — дизайнер Женя.

Он был очень открытым, общительынм и полной противоположностью их предыдущего дизайнера — зщамкнутого и пассивно-агрессивного Димы, который ушел от них на лучшее место в более знаменитом сетевом агентстве.

Человеческое доверие вещь очень странная. Его так тяжело сформировать, этот процесс долгий, тяжелый, в то же время в противовес этому потерять доверие можно очень быстро и не прилагая совершенно никаких усилий для этого. На закате школьных лет у Кири был один хороший друг, из тех, кому по-настроящему доверяешь и кажется, что будешь доверять всю свою жизнь. Но вот однажды, в момент особо доверительной беседы, Киря спросил его, бывало ли такое, что ему снилось, будто бы у него отпал член и тот всячески пытался поставить свой инструмент наместо. Друг ответил что нет, ничего подобного ему никогда не снилось. К тому моменту Киря уже очень много книг прочел по психоанализу и знал множество разновидностей комплекса кастрации. Киря  не поверил своему другу, счел что тот ему обманул. Этот казалось бы мелочный факт навсегда разрушил доверие Кири к своему школьному другу.

С Женей все было совершенно по-другому. Киря проникся к нему бесконечным доверием практически с первой же секунды знакомства. Быть может по той причине, что продемонстрировал чрезвычайную, невиданную до тех пор Кирей открытость и беспорысную добросердечность. За утренним кофе, в первый же день работы, Женя рассказал Кире о том, как решил стать дизайнером. А на обед угостил Кирю суши собственного изготовления, которые принес из дому в лоточках. Может быть этим суши было далеко до кулинарного совершенства, но они были куда аппетитнее тех бутербродов с варенкой и сыром, которые брал себе на обед Киря.

Первый день знакомства с Женей стал для Кири очень сильынм в эмоциональном отношении событием. В оупен-спейс офисе Женя и Киря сидели спиной к спине. Женя часто выходил на перекуры, хотя Киря не курил и даже плохо переносил табачный дым, каждый раз он выходил вместе с Женей чтобы по-больше узнать о том, чем он занимается. Киря очень пожалел, что в 17 лет, выбирая факультет для обучения в университете он выбрал историю философии, а не дизайн. 

Через час или два после обеда Женя предложил Кире на кухне попить вместе чаю. Хотя Киря больше любил эспрессо из офисной кофе-машины, но все же налил себе того же зеленого чаю, что выбрал Женя. Женя рассказывал об эволюции веб-дизайна за последние пять лет, а Киря увлеченно слушал его, ловя каждое слово. Например, он узнал, что несмотря на то, что веб-дизайн генетически более близок к полиграфическому дизайну, он развивался больше по стандартам промдизайна, и именно его влияние было решающим. Разработка новых графических инструментов подталкивала к внедрению новых стандартов эстетики.

Тут неожиданно, в самый разгар бесседы, а точнее лекции Жени по дигитальной эстетике, на кухню вошла секретарша Даша, чтоб подлить кипятку в свою огромную кружку. У нее была странная привычка, заваривать чай сразу из трех пакетиков, причем она могла заливать эти три пакетика кипятком хоть и десять раз подярд. Коллеги в офисе, и даже шеф, удивлялись, как в такую хрупкую девушку вмещается столько жидкости. При том, что мало кто успевал заметить, ходит ли она в течение рабочего дня  в туалет.

Как только Даша вошла Женя прервал свое выступление. Может он просто устал, исчерпался, а может и застестнялся девушки. Он молча колотил чай в чашке, словно надеясь, что так он быстрее остынет. Увидев, что в чайнике нет кипятка, Даша залила в него воды. Кирилл надеялся, что она тут же уйдет к себе в коморку, но не тут-то было. Она принесла с собой глянцевый журнал и став у окна стала немного театрально, как показалось Кире, листать его страницы. У Кири возникла мысль, что Даше нужен не кипяток, а ее сюда прислал шпионить шеф. Это вполне было в его стиле. Кирилл возненавидел свою контору еще больше.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *